Термины

Меланома — это злокачественная опухоль, происходящая из меланоцитов и клеток невусов. Меланоцит клетка, находящаяся...
Подробнее

Статьи

Детская лейкемия


Долгие годы слова «смерть» и «лейкемия» звучали как синонимы; ещё 20 лет назад почти все дети, заболевавшие лейкозами, были обречены. Продолжительности жизни в 3-5 лет после постановки диагноза удавалось добиться у единиц. «Если бы вы заговорили об излечении лейкемии в 1962 году, вам бы сказали, что ваше место в желтом доме», — эта знаменитая цитата из известного американского онколога Дональда Пинкеля любима онкологами в качестве примера успехов в обсуждаемой области.


В конце 70-х произошел прорыв. Открытие новых лекарственных средств из класса цитостатиков и чёткая ориентация на химиотерапию, как ведущий метод лечения, позволили излечивать почти половину всех заболевших. В последние два десятилетия благодаря интенсификации лечения – введению в практику высоких доз химиопрепаратов, пересадки стволовых клеток костного мозга и периферической крови, в развитых странах мира удается излечивать до 70 процентов больных детей.


Первое в СССР отделение для детей, страдающих лейкемией, в Морозовской больнице появилось ещё сорок лет назад, а в конце 80-х – начале 90-х годов была создана отдельная онкогематологическая служба. За эти годы российские врачи добились внедрения международных протоколов лечения больных, что позволило в короткие сроки (7 лет) на порядок улучшить результаты лечения основных форм детских онкологических заболеваний – лейкемии, злокачественных лимфом и опухолей головного мозга.


Но и сегодня, как отмечает Александр Григорьевич Румянцев, директор НИИ детской гематологии, «гематологические и онкологические заболевания стоят на втором месте по смертности детей старше одного года, после несчастных случаев, суицидов, травм и автокатастроф». По данным академика, смертность от онкологических и гематологических заболеваний в подростковом возрасте возрастает.


Наиболее важными направлениями исследований сегодня являются проблемы ранней реабилитации пациентов и ранней диагностики онкогематологических болезней. Ранняя диагностика представляется врачам особенно актуальной темой, поскольку для многих онкогематологических состояний у детей характерно постепенное начало. Родители долго не замечают болезнь, и только случайно сделанный анализ периферической крови становится причиной для беспокойства.


Однако все еще высокий процент смертности связан не только с нерешенными проблемами медицинского характера. Как сообщил Румянцев, что «основная масса детей умирает дома, а не в больнице или в стационаре», поскольку достижения высокой медицины в России доступны пока далеко не всем нуждающимся в них. Дело в том, что детская онкогематология сегодня — один из самых дорогостоящих разделов медицины. К примеру, набор типового оборудования для стандартного отделения детской онкогематологии, стоит 746,5 тыс. долларов США.


Практически во всем мире этот раздел медицины финансирует государство лишь частично. В развитых странах значительная часть (80 процентов) средств поступает в виде благотворительной помощи. В России необходимым минимумом — препаратами для химиотерапии в соответствии с принятыми стандартами — дети обеспечены за счет средств городского бюджета и по федеральной целевой закупке, то для поддержания и развития авангардных технологий средств постоянно не хватает. Приходится постоянно собирать деньги и на покупку крайне дорогих новых препаратов. Многие онкологические заболевания сейчас излечивают, но, тем не менее, нельзя сказать, что детский рак уже побежден. И чем выше достижения медицины в этой области, тем больше пациентов нуждаются в дорогостоящем лечении. Это накладно для государства, но такова логика медицины.




23.07.2007

МедПортал